Тётя Жанна

Детство моё проходило среди маминых подруг, на которых хотелось походить или которые после стольких лет вызывают добрую улыбку. Хочется вспомнить подругу мамы из моего детства, тётя Жанна. Если можно сказать по выражению, объять необъятное, то тут такой случай и подойдёт больше выражение не обнять необъятное. Она была невысокого роста и носила в себе все 200 килограмм живого веса. Волосы красила перекисью или выжигала гидроперитом, поэтому настоящий цвет волос я не знаю, а вот причёску из зачёсанных волос и закрученных в этакую гагульку, которая могла уместиться в спичечном коробке можно и назвать её причёской на все времена. Работала она в больнице поварихой и иногда мы бегали к концу рабочего дня, чтоб забрать сумку с продуктами, которые недодавались больным. Это было сливочное масло, каша, солёные огурцы, молоко в банке, отварные яйца и другие продукты. Разнообразия продуктов было много, а количество желало быть большим. Мы несли сумку домой и ждали тётю Жанну, когда она придёт и отполовинет себе на ужин часть еды. Таким образом, она нас подкармливала. Мама вспоминала, что она нас спасла этими кашами, потому что в семье денег не было. Она жила далеко за баней и всегда мечтала, а мечтам её можно было позавидовать. И как она накопит денег и уедет скоро и бросит своего мужа, который был в два раза её полней. И уедет она к морю и накупит нарядов, и дома всё обставит и у неё всё будет хорошо. Я знаю, что родители её жили в Туапсе на берегу моря и она всегда говорила, что когда поедем на море, обязательно она нам выделит сарай. Уже взрослея, я спросила, почему сарай, а она ответила, что в доме жара, а в сарае само-то! Но это были мечты, в которые хотелось верить. Она любила выпить и помечтать, вот наверно две черты её характера, которые замечали все. Скажу больше: она так никуда не уехала, а умерла в 50 лет после своего юбилея, ударилась неудачно виском об стол. Ничего отличительно я не вспоминаю, но то, что доброты в ней было больше, чем она весила — это точно. Наверно, после стольких лет и помолится некому о её душе, но я помню и всегда ставлю свечку за неё. Ещё ярко вспоминаются моменты после похорон тёти Жанниного мужа, когда ей хотелось выпить или мы видели её пьяненькой, она повторяла, что он ей приснился, и надо было помянуть. Даже мама стала называть свою подругу «поминка», потому что наверно он ей снился каждый день. Она тоже завербовалась на какие-то работы, потом выходила замуж неоднократно, но без росписи в загсе, а последний её муж был с домом, с обстановкой в доме и хорошей пенсией. Она угомонилась и гордилась тем, что у неё всё есть. Называя его всегда Юрочкой, а мама звала сморчком. Да и похож он был точно на сморчка. Маленький вредный и сволочной по своей сути. Сидя в гостях все были уверены, что, выйдя из-за стола, всех обольёт грязью в переносном смысле. Там любви между ними не было, но какое-то благополучие присутствовало. Она готовила ему что-нибудь вкусненькое, а он отвечал ей комплементами в её адрес и оба были довольны своей жизнью. Я знала тётю Жанну много лет и только сквозь годы до меня доходит, что она была молодая. В это верится с трудом, но она не менялась вообще. По-моему как в 20 лет она выглядела, так и в свои пятьдесят. Для меня она оставалась тётей Жанной, в дальнейшем «поминкой», но по сей день, я вспоминаю её деловитость, мечты и выражение, «ну что По-маленькой?».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *