Святое слово — МАМА

сон

Мой рассказ будет идти от сердца и хочу предупредить читателя, что я не разу не писала никаких публикаций. Просто хочу рассказать, что со мной произошло в последнее время после похорон близкого и родного мне человечка -МАМЫ! Как всё начиналось, переживалось мной и главное, что после её смерти охватывает меня.
Я долго думала и рассуждала сама с собой обо всём, но потом решила написать! Я не на ваш суд выставляю свою писанину, а пишу для себя, от тела рук к душевному равновесию. Мне кажется, что выложив всё на «бумагу» мне станет легче. Чтож..попробую. Это будут мои мысли, рассуждения и ощущения.
Наступил тот день, да! Это был день облегчения, горя и непонятного состояния души!
Хотелось сделать всё быстро и чтоб скорей всё закончилось! Умерла мама! Передо мной лежало тело старушки с открытыми мутными глазами! Я не зарыдала, не запаниковала, а просто смотрела и ждала, когда приедет похоронная служба!
Могло быть всё по-другому? Я думаю, что нет и всё предназначено судьбой и временем, которое отведено нам на жизнь!
Чуть больше года назад, я и муж- мы счастливые, пьяненькие и у себя дома строим планы на ближайшее будущее. Мы когда выпившие, всегда фантазируем о поездках в театр, по друзьям или просто думаем о путешествиях! Протрезвев, понимаем, что и речи не может быть о театрах, путешествиях и каких-то поездках, потому что кошелёк пуст, долги в магазине высокие и морда лица, по-другому не назовешь, требует длительного восстановления. Да уборки и стирки на целую неделю. После такого кутежа, даже кружку в руки невозможно взять, она вся грязная и немытая.
Включаю первым делом телефон…боже..столько пропущенных звонков от мамы…надо позвонить…но не сегодня…всё завтра, когда буду трезвее, потому что по голосу она понимает, что я «вмакнутая», как она это называет и голос её задрожит и она тихо заплачет…Но я пьяненькая и мне хорошо и звонить я сегодня не буду..Да, завтра будет плохо и с возрастом с похмелья выходить с каждой пьянкой всё трудней и трудней, и каждый раз зарекаешься что это последний раз и больше хватит и здоровье уже не то и когда -нибудь сдохнешь выходя из этого эфирного состояния, но это ненадолго, как правило на месяц.
Я знаю что семьи в России сплошь и рядом живут так, а на людях выставляют из себя самодостаточными и рассудительными. Это не про меня-я твёрдо заявляю, что пью, когда моей душе хочется выпить и меня всегда поддерживает мой муж, потому что ставит рюмку рядом и мы начинаем наш семейный гудёшь.Мы влюблёнными глазами смотрим друг на друга, я начинаю менять наряды, туфли, танцевать под музыку и представлять что «краше» меня нет на свете…Потом я не помню какое число, сколько раз ходили в магазин и брали в долг и за кроватью весь переменянный и грязный мой гардероб.. Это происходит неделю или две, пока водка уже не лезет и рюмку невозможно поднести ко рту, так как она трясётся, разливается и уже организм не хочет воспринимать содержимое .И опять звонки от мамы…и хочется крикнуть, чтоб отстала и не учила как мне жить. Я уже большая и ем свой хлеб, да я пью, но когда не пью, то умница и красавица, если можно так сказать. Стоит мне взять сотовый, так сразу польются слова «доченька, зачем ты губишь себя? И просьбы не пить…» Всё я знаю и поэтому не беру трубку.
И вот её нет, и я тупо смотрю на седую старушку и уголками души не хочу понять, что это моя мама. Да она не может быть моей мамой, это просто седая и высохшая старушка, которой может больше ста лет и даже глаза открыты, смотрят как в пелене и не видят куда смотрят. Нет, конечно это не моя мама, которая всегда ухожена, подтянута, справедлива и с чувством юмора. Которая безумно любит своих детей, с детства и повторяла всё-время…я мужиков на детей не меняю, даже если эти мужики-самородки!
Онкология не спрашивает про проблемы в семье, а просто с мучениями забирает на тот свет, лучших.
Но всё по-порядку и по свежести памяти.
Я уже в плацкарте и еду к маме, год назад до смерти…Ей сделали операцию, вырезали три опухоли под мышками и ещё где-то. Она дома и впервые не встречала меня на вокзале. Я обняла и прижала её к себе. Мне показалась на миг, что тело под халатом не существует, а просто халат который я обнимаю. Как же она похудела. Но держится бодрячком и старается шутить. На мой удивлённый взгляд говорит, что она пушинка,но зато может летать, хотя не до полётов. Говорит, чтоб мы не переживали и она обязательно выкарабкается, тем более врач сказал, что будет всё хо-ро-шо. А что врачу ещё оставалось делать? Попробуй он скажи, что всё будет плохо и как бы это выглядело со стороны.
Мама улыбается и на бледном лице проступает паутина из морщин. Я замечаю, как она постарела и не хочется в это верить. Я как в тумане уже неделю с ней посещаю областные клиники, где захожу к онкологу и спрашиваю о состоянии напрямоту..Мне отвечают, чтоб готовились, крепились и верили в чудо. Я с улыбкой говорю, что врачи сказали, что всё будет хорошо, но надо время. Мама заглядывает мне в глаза и улыбается.А я сославшись на какие-то снимки ,бегу за здание и реву навзрыд.Затем долго не возвращаюсь, чтоб ушла краснота с лица и она не догадалась о моём рёве. А возвращаясь, она спрашивает: «Дочк, что-то долго ты!, на что с улыбкой отвечаю-Очередь, мама. Она задумалась , а потом говорит, тихонечко, еле слышно. Да, Очередь на смерть!
Внутри у меня всё дёргает и я отвлекаясь предлагаю перекусить. Заходим в больничный буфет, достаем из сумки бутерброды, покупаем чай и пельмени, но я вижу с каким усилием, она запихивает еду в рот.
Раньше она как-то умела себя заставлять есть, я всегда это помнила и возмущалась. Мама говорила, что надо кушать, а то сил не будет и предлагала есть через силу..Вот что я до сих пор не понимаю, это есть насильно. И когда вижу грудных деток, которым мамы заталкивают еду, ложечку за маму и ложечку за папу, то сразу вспоминаю своё детство и слова «Пока не съедите — гулять не пойдёте!»И мы с братом, который старше меня на три года давимся какой-то кашей. Зато ещё в детстве я решила, что будут дети — не буду их заставлять есть, нельзя насильно мучить свой организм, когда он этого не хочет! Ро-ди-те-ли…помните ээээтоооо!!!
После перекуса опять идём по кабинетам, из одного в другой, отстояв очереди, чтоб врач онколог дал заключение, как дальше лечиться.
Я не понимаю нашу страну и никогда не пойму. Зачем больному человеку ехать в столичный регион, за 300 км, да даже за 100 километров. Подвергаться тряске в поезде, автобусе, чтоб посмотрели твои карточки, МРТ, диски, анализы и назначили лечение, новое или старое -не важно.Но больному человеку два три дня всё это время провести в поликлинике-уже сил нет добираться назад. И поэтому я рада была, что в эти три дня, была рядышком с мамой. После каждого дня мы ехали на вокзал и ночевали там в комнате отдыха, но в последний день я зашла к онкологу, который курировала маму и спросила, чтоб сказали правду и сколько время у неё есть и есть ли надежда на выздоровление? Врач посмотрела внимательно на карточку , потом на меня, а затем произнесла, что временем не распоряжается, брать за основу надо возраст, характер и борьбу за выживание, но анализы плохие и надо надеяться на Бога.
Я всё поняла, в переводе с её языка это выглядело так:-«чтож, ждите и готовьтесь!»,.Я вышла с улыбкой из кабинета, но кто бы знал, что это мне стоило и сказала, что всё будет хорошо, лечение назначили и у тебя отличные прогнозы! Мама улыбалась, и улыбка её была счастливая и озарённая каким-то светом.
После этого мы отправились домой, 7 часов трясясь в электричке, которая кланяется каждому столбу и останавливается у каждого полустанка, но наконец-то мы добрались до нашего городка, где на машине встречал отчим и поехали в село, ещё 40 км от вокзала, на машине. Вот и спрашивается, за что мучения такие, больным. По-простому говоря, что лечат и делают операции в Бузулуке, а за консультациями надо ехать в Оренбург. Разве будут выздоравливать люди, когда, болея, им надо проходить такой тернистый путь, не только мучительный, но и денежный. Билеты, еда и сон в комнате отдыха для неё и меня или какого сопровождающего, не бесплатна.На ум приходят золотые слова Губермана: Готовясь к неизбежным тяжким карам, я думаю о мудрости небес: всё лучшее Творец даёт нам даром, а прочее — подсовывает бес.
Я наверно сделаю в своём рассказе перерыв, потому что описывая те моменты, я вновь переживаю это сейчас. Поэтому дорогие читатели если вам интересно, то я соберусь с духом и дальше расскажу вам как может болеть душа, что тело своего не чувствуешь, когда теряешь близкого человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *