Мысли

Посвящается нашим министрам здравоохранения

Сегодня просматривая Твиттер, я посмотрела ролик, что народ, ночуя в машине и с утра отстояв очередь, получает талон к онкологу. А выдают талонов шесть штук и только через месяц, а кому не достались эти талоны, тот опять ночует в машине.

На меня нахлынула грусть, и эта грусть о маме и её мытарствах по талонам. Которую  Вам и расскажу. Так как я была участницей этих событий. Мама  обнаружила опухоль под мышками, она сказала, это были как шарики, и решила обратиться к врачу. Её направили в онкологию, объяснив, что аппаратура там очень хорошая, да и врачи со стажем, и надо всё удалить. Позвонила она мне после операции уже и сказала, что чувствует себя замечательно, ну а что в онкологии лежит, так тут все условия. И вообще у неё всё хорошо. Но это был для меня удар и я начала советоваться с врачами и…конечно мне все сказали, что даже без обследования понятно, что это у неё рак. На мои звонки( а я живу от неё за тысячу километров) она отвечала, что волноваться не о чем. Но надо ей ехать в онкологию в Оренбург и весь спектр анализов и вердикт ей даст полностью врач, куда и будет направление. Но это не к спеху и когда ты приедешь, мы с тобой и поедем вместе, где ты сама убедишься в моей правоте. Операцию ей сделали в марте, я приехала в конце апреля и мы отправились на поезде за 300 км в онкоцентр, в Оренбург. Мы приехали на поезде в 5 утра и ждали час на вокзале, когда пойдут автобусы. И вот мы приехали в поликлинику, народу было не сказать что много, а очень много. Стульев на всех не хватало, и присесть негде, а люди больные. Подошла очередь,  и нам дали талончик на 11.00.Всё это время мы ждали возле кабинета. Был в другом здании буфет, я бы перекусила, но у мамы аппетита не было, да и стулья не хотелось освобождать даже на время. Подошла её очередь, она зашла к врачу, имея с собой стёклышки и диски( Это анализы, которые врач должен расшифровать) и оказалось, мы эти анализы должны были предварительно в лабораторию отдать, чтоб уже с расшифровкой пойти к врачу. Нам никто этого не сказал, и мы пошли в эту лабораторию. 2 часа нам делали результаты и потом мы пошли опять к врачу, просидев лишний час, опять возле кабинета. Я не знаю, что говорили маме, но после этого я зашла сама и спросила, как и что?

Врач была немолодая и сразу сказала, что надеется, по результатам анализов, не на что и всё очень плачевно. Внутри у вашей мамы метастазы и 5 внутренних органов поражены. Готовьтесь к худшему. Это был удар. Я вышла, в коридор, а мама улыбалась и сказала, что видишь дочка, всё хорошо. Я улыбнулась и сказала, конечно, у нас самые лучшие врачи. Она показала талончик и сказала, что эта врач назначила сдать кровь и ещё к двум врачам. Был вечер, и мы поехали ночевать на вокзал. Заехали в столовую вокзала, я перекусила, хотя кусок в горло не лез, а мама попила чай и сказала, что не хочет и вкус супа и запах её организм отвергает это всё есть. Мы заплатили по 600 руб за ночь с человека и рано утром уже ехали  стоять очередь за талончиком, к врачу. Затем мама сдала кровь, и мы опять заняли одно место к врачу, я уж не помню какому, сидя на подоконнике,   просто  ждала. За целый день она прошла этих врачей и ей назначили пройти гинеколога, но это опять надо было ночевать на вокзале и утром отстоять очередь и взять талончик. Всё по новому кругу. Ей дали талон на бесплатное УЗИ, но пройти надо было в июне, а сейчас если проходить, то платно, около тысячи. Хотя кабинеты УЗИ были пустыми. В июне ехать в Оренбург, платить за билеты туда и обратно в два раза дороже, чтоб пройти бесплатно узи? Как они это вообще представляли? Конечно, мы заплатили, чтоб она прошла узи здесь и сейчас. А потом мы поехали на вокзал. Ближайший поезд шёл через час, и мы взяли на него билеты. Все студенты ехали этим поездом и поэтому, когда мы зашли, уже места все были заняты. Только через скандал,  освободила для мамы место, но потом какой-то парень и мне освободил место. Не перевелись благородные ребята. Поезд ехал долго, кланялся каждому столбу и на маленьких узловых станциях стоял по 2-3 минуты. Но мы приехали, и я увидела, что у мамы силы вообще ушли, и как она держалась всё это время — понятия не имею. Она сразу легла и проспала сутки. После выходных она поехала на химию и к врачу, чтоб ей выписали уколы. Сказала, что всё позади и теперь она намерена выздоравливать, я поехала к себе домой.

Общалась по телефону и бодрый голос меня вводил в недоумение, может врач ошиблась, может и химия помогла, и мама выздоровеет, и будет всё хорошо. Летом я с детьми приезжала к маме, вид у неё был постаревший, но она держалась бодро и молодцом. Опять делала химию, уже у местных врачей и приходила, спала часа два, а потом вставала и делала домашние дела. Мы уехали и на телефонные звонки, она отвечала, что всё у неё хорошо. Затем она ещё ездила с отцом в Оренбург и проходила какие-то процедуры и врачей, но 24 декабря поехала одна, сказала, что справится, а приехала 26-го на поезде, ей помогали спуститься с поезда, привезли домой, она легла и больше не встала. Через 11 месяцев после операции её не стало. У меня один вопрос к врачам. Вы знали, и зачем было мучить? Очереди, талоны, добираться на поезде туда и обратно. Я не желаю врачам плохого, но хочу, чтоб они этот путь тоже проходили, с талонами, с поездом, с анализами, а особенно министр здравоохранения.