Ничто не вечно под луной

Старики и старухи, которые коротают свои остатки жизни в доме престарелых (а что ещё остаётся), забытые детьми и внуками, потихонечку уходят из жизни не оставив следа. А ведь было время, когда они тоже были детьми, а потом, взрослея, влюблялись и потихонечку старея, стали не нужны близким. Может такая жизнь сейчас в суматохе дней, и никто никому уже не нужен? Но всё зависит от воспитания конечно и прививания любви детей. Я всегда об этом думаю,  и решила для себя, что если мне уготована такая же участь, то я сама во всём виновата. Знать тому и быть. И нечего роптать на судьбу и винить в этом своих детей. САМА ВО ВСЁМ ВИ-НО-ВА-ТА! Вечная спешка, успеть сделать всё, а дети? Они должны понять, что родители деньги зарабатывают и всё для них. А может это как раз им и не надо, а им нужна сказка на ночь обнимашки перед сном и в течение дня. Поэтому что заслужили, то и получим.

Но я не об этом. Хотела рассказать историю одного старика, который умер в « доме престарелых». И уже вынесли тело и начали разбирать бумаги, и медсестра наткнулась на клочок бумаги, на котором были эти строки. И предназначались ОНИ для неё Я просто оставлю это здесь на ваше усмотрение, а читать вам их или не читать — ваше дело!!

Входя, будит меня с утра, кого ты видишь, медсестра? Старик капризный, по привычке, ещё «живущий» кое-как. Полуслепой, полудурак. «Живущий» впору взять в кавычки. Не слышит – надрываться надо. Изводит попусту харчи. Бубнит всё время – нет с ним сладу. — Ну, сколько можно, замолчи! Тарелку на пол опрокинул. Где туфли? Где носок второй? Слезай с кровати! Чтоб ты сгинул…

Сестра! Взгляни в мои глаза! Сумей увидеть то, что за…

…за этой немощью и болью, за жизнью прожитой, большой, за пиджаком, «побитым» молью, за кожей дряблой, «за душой», за гранью нынешнего дня, попробуй разглядеть МЕНЯ……

Я мальчик! Непоседа, милый. Весёлый, озорной слегка. Мне страшно. Мне лет пять от силы. А карусель, так высока! Но вон отец и мама рядом. Я в них впиваюсь цепким взглядом. И хоть мой страх неистребим, я точно знаю, что ЛЮБИМ…

…вот мне шестнадцать, я горю! Душою в облаках парю! Мечтаю, радуюсь, грущу. Я молод, Я ЛЮБОВЬ ищу……

И вот он, мой счастливый миг! Мне двадцать восемь. Я — жених! Иду с ЛЮБОВЬЮ к алтарю, и вновь горю, горю, горю…

Мне тридцать пять, растёт семья. У нас уже есть сыновья, свой дом, хозяйство, и жена — мне дочь вот-вот родить должна…

А жизнь летит, летит вперёд! Мне сорок пять – «круговорот»! И дети «не по дням» растут. Игрушки, школа, институт…

Всё! Упорхнули из гнезда! И разлетелись кто куда. Замедлен бег небесных тел. Наш дом уютный опустел…

Но мы с ЛЮБИМОЮ вдвоём! Ложимся вместе и встаём. Она грустить мне не даёт. И жизнь опять летит вперёд…

Теперь уже мне шестьдесят. Вновь дети в доме голосят! Внучат весёлый хоровод. О, как мы СЧАСТЛИВЫ! Но вот…

Померк внезапно солнца свет. Моей любимой больше нет! У счастья тоже есть предел…

Я за неделю поседел. Осунулся, душой поник. И ощутил, что Я старик…

Теперь живу Я «без затей». Живу для внуков и детей. Мой мир со мной, но с каждым днём Всё меньше, меньше света в нём.

Крест старости взвалив на плечи, Бреду устало в никуда. Покрылось сердце коркой льда. И время боль мою не лечит.

О, Господи, как жизнь длинна, Когда не радует она…

Но с этим следует смириться. Ничто не вечно под луной. А ты, склонившись надо мной, Открой глаза свои, сестрица. Я не старик капризный, нет! Любимый МУЖ, ОТЕЦ и ДЕД … … и мальчик маленький, доселе в сиянье солнечного дня Летящий вдаль на карусели…

Попробуй разглядеть МЕНЯ