Ищем свои корни (родословная…) распутываем клубок….

И вот когда у меня появляется свободная минутка, я начинаю поиск, своего рода. Конечно только по маминой линии. Когда спрашивала родословную у бабушки по папиной линии, то она мне ответила, что всю жизнь то в батраках, то в крепостных, а девичья фамилия  бабушки по линии отца- Мартынова. Пришлось начинать поиск  другой  родословной ветки. Когда не стало  моей бабушки Нади, я стала расспрашивать её младшую сестру Зину, но она вразумительного ничего не сказала, только говорила что где-то под Калугой раньше-прираньше жили её пра-пра и толи прислуживала у Льва Толстого их прабабка, толи сама чуть ли не женой была. Короче, если не знаешь, то лучше не путать, но паутина была такая сплетена, что буду разбирать по каждой ниточке.

Спросила я и у Тётушке Светы, родной сестры мамы, в честь кого я и названа, что она знает о своих предках и как найти корни их семьи? Она сказала, что её бабушки и тётушки собирались вечером в бараке в Москве, пели песни, но о том что и как и откуда, в семье не говорилось, но она чётко знает, что из-под Калужской губернии переехали её прабабушка, но откуда и что-неизвестно. Это было неинтересно им, девчонкам в расцвете лет, и она с сестрой Юлей(моей мамой,36 г.р, )уходили гулять, а родня оставалась и пела то грустные, то весёлые  песни.

Я тоже никак не реагировала на «откуда мой род» и вообще живу и живу, но в один миг я поняла, что это не мне надо, а моим внукам, может и их внукам , поэтому я взялась за перо и компьютер. На первое моё письмо был ответ, что весь архив потерян, во времена оккупации немцев и сгорел дотла во время бомбёжек. Но я не успокаивалась и начала свой поиск по компьютеру…Итак…

Мятлево признали, как станцию в  1874 году. Это посёлок в Калужской области, с названием станции Мятлевская.В 63 км  к северо-западу от Калуги. Перекупил усадьбу некий Галкин, но имение Мятлевых помнится жителям до сих пор и они очень сожалеют, что такое историческое здание стоит в запустении и даже нет  мемориальной доски. И как описывают этот дом сейчас современники….. «Год назад бывший господский  дом, где еще за три года до этого размещалась Галкинская неполная средняя школа,  выглядел более или менее пристойно: стекла в окнах были на месте, двери заперты. И хотя здание после переезда из него школы в соседний одноэтажный приусадебный флигель было отключено от всех коммуникаций (электричества, отопления и водоснабжения),  еще три года снаружи выглядело сносно. Кстати, переезд школы был вызван именно аварийным состоянием памятника архитектуры: протекала крыша, продавливались полы, на несущих стенах появились трещины. Учиться в таких условиях было невозможно, а для ремонта не было и нет средств…

Спустя год состояние дома Мятлева вызывает буквально ужас. Стекла выбиты, входные двери еле держатся на петлях от неоднократных взломов, на первом и втором этажах повсеместно устроены общественные туалеты. В бывшей гостиной разобран пол: вероятно, искали господский «клад», а в нескольких соседних комнатах устроены «лежки» бомжей. Кругом пустые бутылки, протухшая закуска, а также следы от разведения костров на кирпичах прямо на полу. Находиться здесь без респиратора более пяти минут невозможно: фекальный смрад валит с ног. Да и небезопасно по причине аварийности здания: пол ветхий, крыша протекает…»

«….Кто же такой был Иван Петрович Мятлев? Поэт, друг Пушкина, блистательный вельможа, камергер Двора Его Императорского Величества, товарищ (1-й заместитель) министра иностранных дел. По предположениям калужских историков и краеведов, Пушкин, направляясь в имение своей жены – Полотняный Завод, непременно должен был заезжать в соседнее Галкино к своему товарищу – «Ишке» Мятлеву. К сожалению, письменных подтверждений об этих приездах ни у Александра Сергеевича, ни у Ивана Петровича не сохранилось. Возможно, поднадзорный Пушкин попросту не хотел подводить своего друга, близкого ко двору, свидетельствами своего тесного общения с ним….»

Вдаваясь в глубину своих розысков, я находила много чего интересного и уже оторваться не могла от своей закрученной паутины….

… «…У многих, наверное, на слуху стихотворные строки «Как хороши, как свежи были розы…». Если спросить, кто их автор, то большинство, наверное, назовут известное стихотворение в прозе Ивана Тургенева. Некоторые, возможно, вспомнят предсмертные строки «короля поэтов» Игоря Северянина: «…как  хороши, как свежи были розы, моей страной мне брошенные в гроб…» И очень немногие вспомнят, что впервые эти строки написаны именно Иваном Петровичем Мятлевым, который больше был известен не как лирик, а как сатирик. В конце 30-х годов XIX века Михаил Лермонтов в альбом своей поклонницы Софьи Карамзиной записал такие строки:

Люблю я парадоксы Ваши, 
И «ха-ха-ха» и «хи-хи-хи»,
Смирновой штучки,
фарсы Саши
И Ишки Мятлева стихи…

В XIX веке Мятлевым восторгались его современники-читатели, а коллеги-поэты предпочитали шутить в его адрес, воспринимая его стихи как нечто сиюминутное, несерьезное. Но история показала, что Мятлев занял достойное место в ряду выдающихся русских поэтов первой половины XIX века.

Иван Петрович Мятлев совсем ненадолго пережил Пушкина и Лермонтова. Скончался он в 1844 году, в возрасте 48-ми лет, оставив после себя массу изданных и неизданных произведений. Особую известность среди них имели несколько раз переиздававшиеся поэтические путевые заметки под заглавием «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л,Этранже». За свою короткую жизнь Мятлев, работая в имперском министерстве иностранных дел, объехал всю Европу, оставив десятки стихотворных тетрадей со своими дорожными впечатлениями. Причем все свои наблюдения Иван Петрович преподносил со свойственным ему сарказмом, едким юмором, чем раздражал некоторых своих коллег и друзей.

В Калужской губернии Мятлевы имели еще одну усадьбу в селе, носящем их имя – Мятлево (ныне поселок в Износковском районе). А последним владельцем всех этих имений вплоть до 1917 года был внук поэта и его полный тезка – Иван Петрович Мятлев, коллежский асессор….»

Чем больше и больше я листала страницы и узнавала о своих предках, тем я больше влюблялась в свои корни…

… «…В имение Мятлевых в Галкино помимо господского дома входили: флигель, хозяйственные постройки, дом управляющего и служащих, церковь Николая Чудотворца, псарня, конюшня, пруд, приусадебный парк и сад с розарием. Многое из этого сегодня, увы, безвозвратно утрачено. Наступило новое тысячелетие и на сам господский дом. Спасти его еще можно. Только кому это нужно?! Судя по описанной выше картине, похоже, никому.

В заросшем и одичавшем господском саду, где, по словам местных жителей, завелись даже гадюки, раньше цвели розы – любимые цветы Ивана Петровича Мятлева, о которых почти двести лет назад он написал:

Как хороши, как свежи 
были розы
В моем саду!
Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною
рукой!..

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *